18+

праздники/holl/

18 июня (5 июня ст.ст.). Дорофей; день памяти священномученика Дорофея, епископа города Тира Финикийского.

18 июня. Украина: День участкового инспектора милиции.

18 июня. Азербайджан: День прав человека.

18 июня. Молдова: День историка.

19 июня. США: День эмансипации (День свободы). Предпосылкой для установления Дня эмансипации послужило освобождение афро-американского населения Техаса от рабства в 1862 году.

Праздники: 19 января

19 января (6 января ст.ст.). Крещение Господне, Богоявление, Водокрещи, Иордань.

Крещение Господне в православной традиции было одним из наиболее почитаемых великих двунадесятых праздников; этот день называли также Бого-явле-нием, так как при крещении Христа миру явилась Пресвятая Троица: "Бог возглашал с небес о Сыне, Сын крестился от святого предтечи Господня Иоанна, и Дух Святой сошел на Сына в виде голубя". У католиков это был также день памяти о поклонении трех царей новорожденному Христу; поэтому в народе его называли днем Трех королей.

Крещение было последним днем святок, одним из наиболее важных переломных дней года. Судя по всему, в древние языческие времена на это время приходились праздники в честь возрождающегося солнца; недаром в народе считалось, что на день Богоявления (как и на Пасху, Ивана Купалу и Рождество Христово) солнце "играет" на рассвете (поэтому в некоторых местах даже принято было ходить рано утром на возвышенные места, чтобы увидеть это чудо). Это явление нередко объясняли тем, что солнце радуется великому празднику; но кроме того, это поверье явно было связано еще и с тем, что сам Иисус Христос в народном сознании ассоциировался с солнцем (ибо, по изречению святых, "Господь рождением своим на земле принес свет и людям, и дням"). В древних западных церковно-народ-ных сказаниях говорится: "Солнце на земную грань лишь стало, внезапно новое с ним вос-ста-ло светило, бури сметая, воплотился Христос, и луч проливая спасения, дням растущим велел питаться добычею ночи", "После поворота солнечнаго, когда Христос плотию родился, при обновлении солнца изменил хладную зиму, и возводя спасительное для верных светило, с уничтожением дня повелел умаляться ночи". На Рождество Христово солнце, светлое божество, по народным поверьям, воскресает от зимнего оцепенения, перерождается и поворачивается на лето", а на Крещение оно набирает силу и проявляется людям во всем своем блеске и великолепии. Отсюда и народные представления о том, что на Крещение отворяются небеса и светлый рай, где пребывает солнце, открывает свои сокровища, весь мир освещается ярким светом, на деревьях появляются чудесные цветы и золотые яблоки, вода превращается в вино и сама освящается в реках и источниках.

В церковно-славянской традиции Крещение считалось праздником, по своей важности аналогичным Рождеству: на Рождество Господь явился в мир, но только на Крещение он явил свою божественную сущность (недаром крещение считалось своеобразным перерождением человека). Согласно библейской легенде, Иисус Христос в возрасте 30 лет крестился в священной для иудеев реке Иордан и при этом "освятил естество вод"; поэтому главным событием праздника Крещения у всех славян считалось церковное освящение воды (отсюда еще одно название праздника - Водокрещи). Например, у восточных славян на Крещение делали на реке, на издавна установленном месте прорубь, имену-е-мую обычно "иордань" ("ердань", "ордань"), и устанавливали рядом вырезанный изо льда крест, а вокруг проруби укрепляли елочки; у этой проруби и устраивали торжественное водосвятие с крестным ходом, молебнами и т.д. В некоторых местах (по большей части там, где побли-зости не было водоемов или источников) воду святили в церкви, в колодцах и даже прямо в домах; впрочем, нередко водосвятие могли совершать и в церкви, и на реке: в таких случаях церковное освящение воды совершалось обычно в канун Богоявления, а в самый праздник Крещения воду святили в проруби.

Водосвятие в народе считалось особо важным торжеством, к нему готовились с самого рассвета. Например, ранее на Руси, едва только начи-нал бить колокол к заутрени, благо-чес-тивые люди спешили зажечь вязанки соломы перед избами ("чтобы Иисус Христос, крестив-ший-ся в Иордане, мог обогреться у огня"), а особые мастера-любители, испро-сив пред-ва-ри-тельно благословение у священника, отправ-ля-лись на реку и устраивали там "ердань" ("ордань"), причем не просто вырубали прорубь, но также вытесывали во льду крест, а порой и подсвечники, лестницу, голубя, полукруглое сияние и, вокруг всего этого, желоб-ча-тое углубление для протока воды в "чашу". Подле этой чаши во время богослужения вставал причт и особый знающий человек, который в нужный момент сильным и ловким ударом пробивал дно чаши, отчего вода фонтаном вырывалась из реки и быстро заполняла "сияние" (углубление); когда же чаша заполнялась водой, на поверхность всплывал длинный ледяной восьмиконечный крест. На это торжество обычно собирались все местные жители "от мала до велика"; и после богослужения каждый старался испить освященной воды и умыться ею.

Водосвятие издревле сопровождалось различными народными ритуалами. Например, русские сразу после водосвятия втыкали в прорубь палку, чтобы плодились голуби и пчелы; рыбаки Гуцульщины, едва священник опускал в воду крест, старались опустить в воду сеть со словами: "Ловлю рыбу", полагая, что это приносит удачу в рыболовстве; а в южно-славян-ской традиции (макед., серб., болг.) принято было во время освящения прыгать в реку вслед за крестом, причем по вытащенному из воды кресту потом гадали: считалось, что если он покрыт льдом, то люди будут здоровы, а год выдастся плодородный и удачный.

Вообще, обычай купаться в освященной воде сразу после водосвятия был широко распространен у всех славян. Не смотря на холодную в эту пору воду, купались очень многие, причем раздевшись практически донага, так как считалось, что это на весь год предохраняет от болезней, порчи и всяких несчастий, очищает от грехов и дарует бодрость и удачу. Обязательно купались сразу после водосвятия участники колядных обходов и особенно те, кто рядился на святках и надевал "хари", чтобы очиститься, "смыть с себя скверну бесовских масок", "смыть личину беса" (так как ряжение считалось достаточно опасным и грешным делом, приобщавшим людей к потустороннему миру); тех же, кто не хотел купаться, насильно бросали в воду или обливали водой из проруби, полагая, что таким способом "бисят закрещивают". Помимо этого, в освященной проруби нередко купали или хотя бы обливали освященной водой бесноватых, кликуш и т.п., так как считалось, что святая вода жжет нечистого духа, сидящего в человеке, и он спешит выскочить и скрыться. Многие умывались в проруби и для удачи в хозяйственных делах и в браке, для красоты и счастья; в некоторых местах женщины также специально сходились на Крещение к проруби или колодцу "смывать грехи", для чего обливали друг друга водой. В Болгарии существовал обычай принудительного купания помолвленных пар и молодоженов: с этой целью небольшая группа парней (родоп. "къпин-ча-ре", пирин. "къпачи, квасачи") обходила дома и заставляла новобрачных купаться в реке, а те старались откупиться вином и деньгами. В зап. Болгарии после водосвятия священник также "топил" парня, вытащившего из воды крест, или "топили" самого священника, а также сталкивали в воду всех присутствовавших мужчин, либо молодоженов, заневестившихся девушек и пр.

Так как вода из иордани считалась в народе необычайно целебной и священной, ее обычно набирали в разные сосуды и потом хранили в течение целого года. Черпать ее начинали сразу же после освящения воды, как только священник опускал в воду крест; при этом крестьяне верили, что особой силой и святостью обладает та вода, которую подчерпнули "сверху", из-за чего по окончании церемонии у воды обыкновенно начиналась страшная давка. Вернувшись с водосвятия, каждый хозяин со всей своей семьей с благоговением отпивал несколько глотков принесенной богоявленской воды, а затем брал из-за иконы освященную вербу и кропил водой весь дом, дворовые постройки, людей, двор, скот, ульи, огороды, поля и вообще все имущество, полагая, что это предохранит хозяйство и всю семью от всяких бед и напастей, порчи и т.д. Кое-где освященную воду добавляли в корм скоту и в бочки с вином; а в некоторых местах после этого еще и вливали немного освященной воды в колодцы, как правило, для того, чтобы туда не забрались и не испоганили воду злые духи. Собственно, и дома и дворовые постройки обрызгивали водой с той же целью: например, обливая углы дома, хозяин приговаривал: "Вон, черце, из мойго дому, бо тут Бог живець!"

По завершении всех этих обрядов богоявленская вода обычно ставилась к образам, где и сохранялась долгое время; в течение года ее применяли как универсальное лечебное средство при болезнях людей и скота, а также для снятия порчи и как оберег от всяких злых сил. При этом повсеместно считалось, что иорданская вода совсем не портится с течением времени, если только ее не коснется "нечистая рука"; поэтому воду, зачерпнутую из проруби, хранили перед образами иногда даже по нескольку лет, утверждая, что она все это время остается неповрежденной и свежей, как будто ее только что подчерпнули из источника. Нередко считалось даже, что если заморозить эту воду в каком угодно сосуде, то на льду получится явственное изображение креста.

Вообще, святой в народе считалась не только та вода, которую священники освящали на Богоявление, но зачастую и всякая чистая проточная вода, набранная в священный праздник Крещения Господня. Славяне верили, что в самую богоявленскую полночь на миг откры-ваются небеса и всякая вода в реках и источниках освящается самим Господом; поэтому во многих местах принято было ночью или поутру на Крещение набирать воду в реках и ручьях, пить ее, умываться ей и т.д. Например, в Сербии женщины ходили по воду до восхода солнца и при этом бросали в источник зерно разных сортов со словами: "Как течет вода, так пусть и урожай идет на наши поля!"; кроме того, набирая воду из ручья или колодца, сербы также оставляли рядом початок кукурузы и базилик, пускали по воде очищенные от зерен кукурузные початки, чтобы урожай был хорошим. В юго-восточной Сербии принесенную рано утром на Крещение "непочатую" воду прили все домочадцы, повернувшись лицом к востоку; при этом мужчины становились на лезвие топора, женщины - на кочергу, а девушки - на прялку; все участники ритуала сперва крестились, потом говорили: "Про?ох саб?у, не посекох се, про?ох ватру, не изгорех се, про?ох воду, не удавих се", затем выпивали воду и прыгали вперед к восточной стороне. В Болгарии утром на Крещение хозяйки мыли в источнике домашние иконы и лемех, "чтобы летом жито было белым"; а в некоторых селах девушки до восхода солнца приносили к источнику из дома все острые железные предметы и мыли их веточкой базилика. У восточных славян хозяйки также ходили за водой на Богоявление еще затемно, до восхода солнца; эту воду домочадцы пили и умывались ей для здоровья, а девицы помимо этого бегали на реку или к источникам умываться проточной водой для красоты и скорейшего замужества.

Впрочем, в некоторых местах запрещалось ходить на Крещение к реке до водоосвя-ще-ния, так как считалось, что с водой в это время можно ненароком "зачерпнуть беса". У всех славян существовало представление о том, что многие нечистые духи (особенно сезонные демоны, появляющиеся на святках) пребыва-ют в воде вплоть до Крещения, выходят из воды и уходят в нее, показываются преимущественно вблизи источников, рек и т.п. При этом повсеместно считалось, что после церковного освящения воды, когда крест погружается в реку, всякая нечистая сила выскакивает из рек и озер и в ужасе бежит прочь, а святая вода жжет их, как огнем. Например, у восточных славян было широко распространено поверье о том, что во время крещенского водосвятия черт выскакивает из воды и переселяется на вербу. В украинских и белорусских селах после водосвятия принято было стрелять из ружей, чтобы отогнать от села всех выскочивших из воды нечистых духов (у украинцев это называлось "розстрiлювати коляду"). Во многих местах хозяйки избе-га-ли полоскать белье в реке, где делали иордань, не только на Крещение, но и в течение целой недели после него, не только из почтения к освященной воде, но и опасаясь, что за белье во время полоскания ухватится и вылезет из воды нечистая сила, спасающаяся от животворного креста (поэтому тех, кто нарушал обычай, в некоторых местах считали даже приспешниками и помощниками черта). Белорусы рассказывали также, что "злый нявер-ный диавол" всю зиму проводит в воде, но когда воду освящают, немедленно убегает от нее и иногда вселяется в людей или скот, прячется в домах и хозяйственных постройках, если люди не защитятся от него при помощи святой воды, креста, оберегов и пр.

По этой причине, например, во многих местах принято было на Крещение не только кропить освященной водой ("святить") все угодья, но также и окуривать жилье и надворные постройки и рисовать мелом (реже - головней, копотью свечи, чесноком или жидким тестом, замешанным на святой воде) кресты (а у католиков еще и первые буквы имен "трех королей") на дверях, окнах, притолоках, потолке, воротах и заборах, на видных местах зданий, так как считалось, что это не дает дьяволу укрыться в доме и вообще отвращает от жилья всякое зло. Западные славяне даже специально освящали в костеле наряду с водой мел, соль, чеснок и свечи, используя их в дальнейшем для защиты от злых духов; в частности, во многих местах принято было рисовать кресты именно освященным мелом. В русских деревнях, выходя из дома писать кресты, хозяин брал с собой каравай хлеба, горсть кутьи и свечу, трижды обходил строение и ставил кресты на дверях, приговаривая: "Не я крещу, а Иван Креститель!". В некоторых белорусских селах, кроме того, делали маленький крестик из лучинок и втыкали в корку сваренной кутьи; а поляки иногда выставляли в окнах крестики, сделанные из соломы.

В русских деревнях на Крещение, наряду с ритуальной защитой жилищ, принято было также совершать т.н. обряд "освящения скота", который совершался следующим образом. После обедни (которая на Крещенье отхо-дила рано утром) все крестьяне расходились по домам и поздравляли друг друга с праздником; потом один из членов семьи брал с божницы икону с зажженной перед ней свечой, другой - кадильницу, третий - топор, а четвертый (обыкновенно сам хозя-ин) надевал вывороченную наизнанку шубу и брал миску с богояв-лен-с-кой водой и соломенное кропило. Затем вся семья отправлялась на скотный двор в таком порядке: впереди сын или брат хозяина дома, согнувшись, нес топор острием книзу, так, чтобы оно касалось земли; за ним кто-нибудь из женщин нес икону (по большей части Воскресения Христова), далее шли с кадильницей, а последним шел хозяин с чашей воды; при этом шествие совершалось торжественно, в полном молчании. Посреди двора, там, где был разложен особый корм для скота (разломанный на куски печеный хлеб, ржаные лепешки, сохранявшиеся для этой цели от праздника Рождества Христова и Нового года, а также хлебные зерна и по шести немоло-чен-ных снопов разного хлеба - ржи, овса и др., оставленных к этому дню с осени) процессия останавливалась и хозяйка выпускала из хлевов запертую до этой поры скотину. Когда ско-тина собиралась посреди двора и начинала есть, процессия обходила ее с образом, причем хозяин кропил освященной водой каждую голову крупного и мелкого скота в отдельности. Такой обход делался три раза, после чего топор крестообразно перебрасывался через скот и участники процессии направлялись обратно в избу. Сами крестьяне объясняли смысл этого обряда по-разному: одни говорили, что соблю-де-ние этого обычая угодно Богу; другие уверяли, что так задабривается домовой, который в этом случае не станет обижать скотину кормом и не будет мучить и гонять лошадей; третьи же утверждали, что так скот таким образом защищается от порчи и мора, так как всякие скотские болезни, изурочье и напуски пресекаются топором, брошенным накрест, и всякая нечистая сила отступается от святой воды.

С той же целью - предохранить скот от болезней и от порчи, насылаемой ведьмами и нечистыми духами - в некоторых местах прихожане считали нужным непре-мен-но приезжать, а не приходить пешком на крещенские богослужения, и при этом часто старались проехать по замерзшей реке. Этот обычай объясняли иногда тем, что "в церкви на иконе написан Егорий на белом коне; значит, конь этот не простой, а вроде как святой будет, потому в церквах он стоит. Притом же сам Егорий, перед тем, как убить ему змею огненную, что людей жрала, освятил в речке воду и заехал в ту воду на коне, чтобы, стало быть, коня своего освятить, и чтобы змея уже никакой вреды - ни жалом, ни огнем - лошади его не сделала. Вот теперича и мы также: в реку, конечно, лошадь не загонишь, потому вода очень студеная, так пусть хоть по льду пройдется и освятится малость - святая ведь вода-то на Крещенье".

Помимо очистительных и защитных обрядов, к крещенским праздникам в некоторых местах (преимущественно у южных и западных славян) также приурочивались ритуальные обходы ряженых, как бы завершавшие святочный цикл праздников. Например, у южных славян такие обходы совершались в канун Богоявления, в самый день Крещения Господня и в слдующий за ним день Иоанна Крестителя; болгары называли этот обряд "совойница" и исполняли его с целью очищения жилищ после "поганых" святочных дней. В болгарских селах такие обходы происходили следующим образом: группа девушек обходила все село с ритуальными песнями, а одна из участниц при этом окропляла все дома и постройки освященной водой; хозяева домов за это одаривали девушек различными подарками (по большей части разнообразной снедью), и эти подарки носили за группой маленькие девочки. В некоторых областях для ритуального крещенского обхода также наряжали "попом" юношу и обходили с ним село, окропляя по дороге дома и собирая подарки, а потом вся группа устраивала совместное застолье. У западных славян на Крещение также ходили ряженые (обычно "ангелами", "святыми", "королями", "Марией с Юзефом", иногда "Иродами" и пр.) с вертепом, "звездой" и пр.; участники таких обходов "славили праздник" и иногда разыгрывали небольшие сценки, а хозяева одаривали их продуктами. Помимо этого, в католической традиции к празднику Трех королей также приурочивались традиционные обходы священнослужителей, после утренней службы в костеле совершавших очистительные ритуалы и благословлявших дома; у словаков этот ритуал называли "knazska, cirkevna koleda" (т.е. княжес-кая, или церковная, коляда). Явившись в дом, участники ритуального обхода исполняли церковные песнопения, кадили ладаном, кропили жилище и домочадцев святой водой, а также рисовали на дверях и окнах отвращающие зло кресты или первые буквы имен трех королей, первыми поклонившихся Христу; после этого их угощали, причем старались, чтобы угощение было как можно более щедрым (считалось, что от этого зависит благополучие дома). При этом во время "церковной коляды", и особенно во время присутствия участников обряда в доме, хозяева обычно совершали различные обряды, обеспечивающие достаток и удачу, хороший урожай и пр.: например, в некоторых местах перед приходом гостей рассыпали на пороге дома зерно, которое после ухода "коляды" сметали и скармливали домашней птице для защиты от сглаза и для того, чтобы куры лучше неслись; хозяйка спешила сесть на то место, где ранее сидел ксендз, чтобы наседки хорошо высиживали яйца; молодые девицы заворачивались в скатерть, на которую во время прихода "коляды" ставили угощение, чтобы скорее выйти замуж, и т.д.

У восточных славян к празднику Крещения нередко приурочивались также "дивьи (девичьи) смотрины". Они происходили обычно либо в церкви во время литургии, либо на городской площади во время народных гуляний, когда матери катались с дочками на санях, а мужчины "производили наблюдение". В русских селах "смотрины невест" нередко происходили сразу после водосвятия: все девушки на выданье, наряженные в лучшие платья, выстраивались в длинный ряд около крещенской "ердани", и при этом каждая девушка всячески старалась "выставить напоказ и подчерк--нуть свои достоинства", а между невестами (называемыми иногда "славушни-ца-ми") прохаживались парни, нередко сопровождаемые своими матерями, и выбирали себе супругу; матери же при этом внимательно рассматривали и даже щупали платья девиц, оценивая их качество, а также брали девушек за руки, чтобы узнать, подходящей ли женой будет избранница сына.

Как и к другим большим календарным праздникам, к Крещению традиционно приурочивались различные гадания - о судьбе, будущем урожае, погоде в ближайшие дни и т.д. Обо всем этом судили, в основном, по различным приметам. Так, например, теплый крещенский день, облачность или мокрый снег хлопьями, по народному убеждению, предвещали хороший урожай злаков, а метель и ветер на Богоявление - урожай грибов, орехов и ягод; пасмурное небо и большой иней на Богоявление считались признаками плодородного и удачного года, а ясный и морозный день - предвестником неурожая. Согласно народным приметам, звездистая ночь на Богоявление предвещает урожай на горох и ягоды; а если на Крещение будет метель, то следует ожидать метели и на Пасху. Если на Крещение собаки много лают - будет много зверя и дичи; а если поднимаются сильные вихри - это к хорошему роению пчел. Сербы и болгары в канун Богоявления и в самый "Крстовдан" определяли по направлению ветра, каким будет следующий год - засушливым или дождливым, урожайным, "здоровым" и т.д.; при этом считалось, что в канун Крещения ветры "скрещиваются", дуют навстречу друг другу и борются между собой, и победивший в этой схватке ветер весь последующий год будет преобладать над другими ветрами. У восточных славян принято было гадать о погоде и урожае во время водосвятия: например, считалось, что если во время литургии, особенно во время хождения на воду, будет идти снег, то будущий год будет плодородным, а от пчел получится много роев; считалось также, что "коли на воду пойдут да будет туман - хлеба будет много". По проруби для освящения воды обычно гадали о весеннем половодье: считалось, что если прорубь "в Иордане" окажется полна воды, то нужно ожидать большого разлива вод.

© Наталья Шапарова